Joomla TemplatesBest Web HostingBest Joomla Hosting
Поиск

 

Сергей ПОНОМАРЁВ. Проза, статьи, эссе
Кто на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 37 гостей 
Статистика
Просмотрено статей : 999737

Если Вам нравится наш сайт - поддержите, пожалуйста, проект:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Звёзды ВЛК. Личные страницы поэтов и прозаиков )
Главная Сергей ПОНОМАРЁВ ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО. Сергей Пономарёв

ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО. Сергей Пономарёв

Оценка пользователей: / 7
ПлохоОтлично 

 



Привет, любимый! Здравствуй, мой дорогой! Обнимаю тебя, мой мармеладный!

Это пишу тебе я, всё та же твоя школьная подруга!

Впрочем, какая школьная… Скорее, детсадовская, дворовая.

Помнишь, как мы играли в песочнице? Как нас дразнили? «Тили-тили тесто, жених и невеста!» Дети – они злые. Когда ни в кого не влюбленные… Завидуют!

Мы собирались пожениться, играли в дочки-матери, ты учил меня кататься на двухколесном велосипеде.

Потом я пошла в школу, а ты остался в песочнице. А ведь мы были с тобой с одного года! Просто твоя мама родила тебя в ноябре и решила, что лучше тебя отправлять в первый класс с восьми лет.

А потом я исчезла, а ты остался.

Мы встретились уже только в восьмом. Меня тогда отпустили из интерната. Моё лицо, обезображенное менингитом, было узнаваемо с трудом. Но ты узнал меня сразу! А вот я тебя – с трудом. Высокий, сутулый, пробиваются усы… Как далеко осталась наша песочница! Я, бывшая отличница, еле тянула на тройки. Меня постоянно мучили головные боли, я сидела на таблетках и уколах.

Ты же, бывший троешник, наоборот – принимался за ум, начинал хорошо учиться, интересовался литературой, собирался становиться журналистом.

Окончив неполную среднюю школу, мы больше никогда не сидели за партой вместе. Ты перешел в другую школу, в класс с углубленным преподаванием литературы и истории. А я, получив свой аттестат со всеми тройками, - пошла устраиваться на работу… Да и какая у меня могла быть работа!? Через общество инвалидов устроилась курьером…

И поскольку у меня ничего не было, кроме нашего детства, я продолжала любить и ждать тебя.

Я любила тебя, когда ты учился два года в другой школе, и была тебе совершенно не нужна. Ты, помню, тогда чуть не спрыгнул с моста на Москве-реке из-за любви к совсем другой девочке. Мы с ней сейчас дружим, так что я всё знаю подробно…

Потом я любила тебя, когда ты поступал в МГУ на журналистику. И не поступил. Троечник – есть троечник. К тому же ты перед самыми экзаменами чем-то отравился, да так, что чуть не умер.

Я любила тебя, когда ты ушел в армию. Вот тогда я была тебе очень нужна! И я искренне радовалась этому. В армии над тобой поначалу издевались деды. К тому же в Забайкалье зимой очень холодно – до минус тридцати, и ты часто попадал в медсанчасть с простудами. Ты мне писал письма из армии. Просто потому, что писать тебе было некому. Жаловался на свою тяжелую долю. Я, как верная подруга воина, утешала тебя, успокаивала, поддерживала морально. И втайне надеялась, что уж после твоей срочной службы мы обязательно поженимся.

Ты вернулся из армии, я встретила тебя цветами и улыбкой. Мы оба очень радовались встрече! Но мы тогда не поженились. Твою маму очень пугало моё лицо, навеки обезображенное болезнью. И ты под благовидным предлогом учебы в ВУЗе уехал от меня. Но я продолжала тебя любить.

Из чужого города (ну, прямо как в песне!) мой милый воротился с красавицей женой. Но я любила тебя по-прежнему. И твою молодую жену я тоже любила. Потому что она любила тебя, это было видно со стороны даже невооруженным глазом.

Потом я любила тебя, когда твоя молодая жена тебя бросила и нашла вместо тебя кого-то, кого она полюбила больше, чем тебя.

Но и тогда мы не поженились. Ты работал учителем и, тридцатилетний болван, по уши влюбился в старшеклассницу. Она окончила школу, но за тебя замуж так и не вышла. Потому, что ты ей никогда не нравился. И вообще – старики её не интересовали.

С горя ты опять на мне не женился. С горя ты женился на другой. Она тебе на фиг не была нужна. Просто подвернулась под руку, когда ты окончательно поссорился с бывшей школьницей. И я опять любила тебя. И её – тоже. Потому что я любила всех, кто любил тебя.

Она родила тебе дочь. Но жизнь у тебя с ней опять не заладилась. Твоя новая жена вдрызг разругалась с твоей матерью. И ты жил в состоянии постоянной гражданской войны, как где-нибудь на Кипре или в Карабахе. Только линия фонта проходила не по земле, а по коридору. И в твоём сердце.

Ты счёл за благо уйти в работу. И пустил дело на самотёк. А этого делать не следовало. И вторая твоя жена с тобой развелась. А после смерти твоей матери, шантажируя дочкой, чуть было ни отобрала у тебя квартиру, где ты родился, вырос, где мы с тобой играли детьми. В результате – вы её разменяли и расстались окончательно.

Я тебя, как могла, поддерживала морально. И думала, что уже теперь мы точно поженимся: ведь матери твоей уже нет в живых.

Но этого, увы, опять не произошло. Ты женился в третий раз на женщине с двумя детьми. И теперь живешь с ней и у неё. И я опять любила тебя, её и двух её детей, которым ты стал отчимом.

Теперь нам – за шестьдесят! И я по-прежнему люблю и жду тебя. Хотя иногда понимаю, что этого не будет никогда. Но сердцу не прикажешь…

Вчера врачебная комиссия моего закрытого интерната нашла у меня рак. Только его мне ко всем моим болезням и не хватало! Сказали мне честно, что жить мне осталось от месяца до полугода, что этот рак не операбелен и от него я и умру.

Но я-то знаю, что они ошибаются! Типичная ошибка нормальных врачей… Я-то знаю, что умру я от любви к тебе.

Наверное, только у сумасшедших бывает сумасшедшая любовь! У здоровых она тоже бывает. Но, как правило, быстро проходит. А у сумасшедших – остается…

Я всю жизнь любила и ждала тебя. И была этим счастлива. Моя любовь была искренняя и бескорыстная. Она не надеялась всерьез ни на брак, ни на детей, ни на собственность, ни на совместную жизнь. Не то что на длинную, но даже на короткую! У нас с тобой за все шестьдесят лет даже не было общей постели. У нас с тобой за все шестьдесят лет, если не считать песочницу, не было даже твоей любви ко мне. Но мне хватало моей!

Мало кому удавалось всю жизнь любить одного человека. И быть счастливым от этого. Разве что Франческо Петрарке. Он тоже видел свою Лауру лишь изредка, но зато на протяжении всей жизни. И я тоже - жила всю жизнь в любви к тебе. От неё и умираю.

Батюшка, который окормляет нас в интернате, говорит нам, что после смерти есть жизнь вечная. Мне, бывшему советскому октябрёнку, верится в это с трудом. Но если батюшка прав, то я и на небесах буду любить тебя, думать о тебе и стараться помогать тебе.

Единственное, что я не буду уже делать там, так это тебя ждать.

Живи долго и счастливо, мой любимый, мой дорогой, мой мармеладный!

Твоя первая невеста из песочницы.



Сергей Пономарев

20 июля 2016 года

поселок Томилино


Комментарии (0)
Оставить комментарий
Your Contact Details:
Комментарий:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img]   
:D:angry::angry-red::evil::idea::love::x:no-comments::ooo::pirate::?::(
:sleep::););)):0
Security
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
 
Облака тегов